Дайджест

Как работают журналисты в Крыму

Український журналістський фонд

Спустя семь месяцев после аннексии Крыма там заметно изменилось инфопространство. Почти все проукраинские медиа разгромлены, крымскотатарские подвергаются гонениям, доступ крымчан к информации из Киева ограничен.

На конец сентября только 42 СМИ Крыма подали заявки на регистрацию, сообщает «Крым.Реалии» со ссылкой на Роскомнадзор. При этом в украинских органах власти в Крыму были зарегистрированы 3121 медиа. То есть пока что менее 2% СМИ согласились переходить на российские правила. Отчасти это связано с тем, что не все официально зарегистрированные СМИ работали на самом деле. Но есть и другая причина — многие крымские медиа не считают Крым российским и не хотят перерегистрироваться. Например, сайт «События Крыма».

Роскомнадзор угрожает «применять санкции» к неугодным СМИ с 1 января 2015 года. Пока же на полуострове действует так называемый переходный период, когда украинские законы уже не действуют, а российские заработали еще не в полной мере.

Информационная картина в Крыму после аннексии заметно изменилась. Из телеэфира (а с 1 июля и из многих кабельных сетей) исчезли украинские телеканалы. Из продажи пропали украинские газеты и журналы, а с 10 сентября их нельзя получить даже по подписке — таможня РФ отказывается принимать периодику с материковой Украины для распространения по Крыму. Хотя украинские СМИ все еще доступны в интернете и через спутниковые тарелки.

Редакции

Большая часть местных медиа и прежде были пророссийскими, поэтому свою редакционную политику не меняли. Другие или переехали на материк (частично «Черноморская ТРК», blackseanews.net, 911sevastopol.org, «Флот Украины»), или «перекрасились» («Первая крымская», «АН — Крым», «Крымский телеграф», ИТВ), или изменили тональность (ATR).

Исключения можно пересчитать по пальцам одной руки (сайты «Центр журналистских расследований», «Крым. Реалии», «События», «Авдет», «Крымская светлица»). Такие издания подвергаются DDoS-атакам в интернете, полиция, ФСБ и военизированные пророссийские организации проявляют к ним повышенный интерес.

Некоторые медиа просто прекратили свое существование («Голос Крыма», ТРК «Бриз»). Но есть и новые проекты (провластный «Крыминформ», холдинг «Крым-медиа» Сергея Курченко), а ведущие СМИ России открыли или расширили свои корпункты. Российский олигарх Михаил Прохоров, владелец РБК, также создает информационное агентство в Крыму.

Журналисты

Состав редакций также сильно поменялся. Несогласные с пророссийской повесткой журналисты или увольнялись сами, или были уволены. Последний пример — сотрудники крымскотатарской редакции ГТРК «Крым», некоторые из которых проработали там по 10 лет. Многие журналисты с проукраинской позицией были вынуждены покинуть Крым из-за угроз, давления или цензуры (например, Татьяна Рихтун из Севастополя, Андрей Клименко из Ялты, Анна Андриевская и Руслан Югош из Симферополя или Ирина Седова из Керчи — список далеко не полный). Другие сталкиваются с проблемами во время работы, не могут аккредитоваться в органах власти или вынуждены скрываться под псевдонимами, описывая крымские реалии.

Журналистам из других регионов также непросто работать в Крыму. 2 октября в Джанкое был задержан полицией херсонский журналист Олег Батурин. После многочасового допроса и обыска его отпустили, но так и не вернули паспорт. Олегу также не позволили вывезти из Крыма местные газеты.

Севастополь

Отдельно стоит остановиться на ситуации в Севастополе. Накануне российских выборов 14 сентября тут началась настоящая травля журналистов, которые в прежние годы работали на украинские СМИ или высказывали проукраинские взгляды. К чести местного отделения Союза журналистов России (руководитель Сергей Горбачев) он не присоединился к этой позорной кампании и даже в какой-то мере защитил опальных журналистов — отказался исключать их из своих рядов.

Однако это совсем не значит, что ситуация со свободой слова в Севастополе лучше, чем в целом по Крыму. Из-за отдельного административного статуса города информационное пространство тут ограниченно несколькими пророссийскими телекомпаниями и газетами. Общекрымские СМИ, в том числе критически настроенные к российской власти, тут непопулярны или недоступны.

Наиболее консервативная часть горожан хочет, чтобы Севастополь снова стал закрытым городом, как во времена СССР. Чтобы в него можно было попасть только по спецпропуску, проехав через контрольно-пропускной пункт. Можно сказать, что в информационном плане Севастополь уже стал таким закрытым городом. Насколько мне известно, ни одного традиционного проукраинского СМИ в городе не осталось, альтернативная информация доступна только по интернету и через спутник.

Крымские татары

Еще одна заметная тенденция — давление именно на крымскотатарские СМИ. Российские силовые ведомства (как МВД, так и ФСБ) уже несколько раз обвиняли газету «Авдет» и телеканал ATR в экстремизме и «формировании антироссийского общественного мнения». Также ФСБ запретила на 5 лет въезд в Крым основателям крымскотатарского новостного агентства QHA — Исмету и Гаяне Юксель.

Вот только несколько примеров:

  • 24 июля ФСБ вызывала на допрос главреда «Авдета» из-за подозрений в экстремизме;
  • 16 сентября ФСБ провела обыск в редакции «Авдета»;
  • 17 сентября ФСБ обвинила главреда газеты «Авдет» Шевкета Кайбуллаева в экстремизме и потребовала у редакции покинуть помещения;
  • 24 сентября Роскомнадзор  обвинил телеканал ATR в экстремизме.

И т.д.

Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дунья Миятович уже выражала беспокойство по этому поводу. Однако, похоже, одного беспокойства мало. Украинские и российские организации демократического толка могли бы объединить усилия для защиты свободы слова и прав журналистов в Крыму. В ближайшее время Независимый медиапрофсоюз Украины и Нацсоюз журналистов Украины отправят предложения по работе медиа в Крыму своим партнерам из Союза журналистов России.

Андрей Яницкий, Телекритика